Итоги перед началом игр РФПЛ

Тридцатый тур завершил первенство России среди команд премьер-лиги сезона 2012-1 Згг., и определил, что помимо «Анжи» представлять Россию в Лиге Европы будут «Спартак», «Кубань» и «Рубин». Напомним, ЦСКА и «Зенит» играют в Лиге чемпионов. Последняя страница написана, восемь пар синхронно поставили жирную кол­лективную точку, толстая книга двадцать первого чемпи­оната России по футболу закрылась и отправилась на полку. Хотя воспоминания о проведенных матчах еще свежи. Турнирная таблица расставила команды по тем местам, которые они заслужили. Теперь в этом памятни­ке нет жизни, но есть история, состоявшая из множества интересных и во многом поучительных сюжетов.

Что-то лежит на поверхности, как, например, чемпио­нство ЦСКА и второе место проигравшего золотую гон­ку «Зенита». Весь ход этого противостояния — готовая футбольная иллюстрация старой притчи про “прутики” и “веник”. Насколько непобедимы согласие и единение, настолько же слаб раздор. И пусть ЦСКА — не семья и да­же не компания лучших друзей, каждый из безусловно разных и амбициозных футболистов сумел в определен­ный момент поставить общие интересы выше личных. Поэтому в ЦСКА и победили — все вместе и каждый в от­дельности. А «Зенит» этой простой истины усвоить не сумел — и проиграл. Оказывается, непростая задача — быть командой. Непростая и ответственная. Лидеры «Зе­нита» предпочли удобную роль гордых «прутиков», а «ве­ник» в клубе главным образом использовали для вымета­ния ссор из собственной синебелоголубой избы. Мы не припомним ни у одной российской команды столь бурно­го года — чтобы она буквально кипела пассионарными вспышками. «Зенит» поставил целую пьесу на темы око- лофутбольной напряженности, беспокойства и.т.д.

Его штормило: как пошла взрывная волна с покупками Халка и Витселя, так и не остановится. Из клуба веет нер­возностью. История с Денисовым, срыв в Лиге чемпио­нов, отречение от капитанской повязки Малофеева, об­мен колкостями между Широковым, Халком и Спалетти, подача апелляции в арбитражный суд Лозанны на реше­ние КДК. Многовато за три месяца. Так или иначе, вывод из «пассионарного» года «Зенита» один. Команде стало тесно в рамках технико-тактических действий, голов и очков. И очень захотелось выразить себя по-другому. По программе футбольно-пиаровского двоеборья «Зенит» лидирует с большим отрывом. Вернется ли мыслями и душой в игру? Время покажет. Другой сюжет показыва­ет о торжестве верности над изменчивостью. Окрашен в красно-зеленые цвета. Те, что носят «Рубин» и «Локо­мотив». Команды с сопоставимыми бюджетами и даже достижениями (каждая по два раза выигрывала чемпио­нат России и в той или иной степени сумела сверкнуть в Европе), но с совершенно разными взглядами на жизнь.

«Рубин», чьи главные успехи связаны с личностью Курбана Бердыева, идет через годы, как величавый ка­раван через пустыню — изредка меняя верблюдов, но не караванщика. Именно поэтому уже пятый сезон подряд казанцы не опускаются ниже места, дающего им право играть в Еврокубках.

«Локомотив» выбрал прямо противоположный путь. Красивый стадион и эффектные предматчевые шоу, поч­ти как в Европе, а на выходе — ноль. За те же пять лет ко­манду тренировали шесть человек. Но после ухода сим­вола клуба — Юрия Семина, результаты становились все хуже. Славен Велич, занявший девятое место, устано­вил клубный антирекорд.

Сюжет номер три особенно красив и принадлежит «Ку­бани», выдержавшей в этом сезоне два серьезных испы­тания. Первое — уход Петреску, второе — внезапное увольнение во время зимней паузы Юрия Красножана, когда команда шла на четвертое место. Несмотря на все это, «Кубань» сумела до последнего тура сохранить, воз­можно, самую привлекательную игру в чемпионате и за­нять пятое место. «Кубань» заслужила Лигу Европы сво­ей преданностью футболу. «Динамо» же — пример старой истины о том, что в любой речи лучше всего запоминают­ся первое слово и последнее. Бело-голубые начали чем­пионат с пяти подряд поражений, а закончили невзрач­ными нулями в матче, который они обязаны были выиг­

рывать, а также истерикои со стороны главного тренера. Что там было в середи­не — этого уже никто не помнит. Наверняка, что-то полезное из этого сезона извлечет «Спартак», для которого год получился рванным и неоднозначным. Остальные ко­манды расположились в итоговой таблице каждый по своей игре.

Сюжет номер четыре — война компро­матов среди клубов по вине КДК. Можно было проявить благородство и зарыть то­пор войны. Хватить, дескать, навоевались, пора играть в футбол. Который без столкновений и травм вообще не живет, не существует в природе — равно как и тысячи дру­гих видов спорта. Не вытравляйте из футбола силовую борьбу, не называйте грубость убийством, не сейте ве­тер, законники, — пожнете бурю. Но до бури в нашем пруду пока далеко — слишком уж велики запасы тины. Однако раскол в футбольном сообществе уже произо­шел и сближение в позиции сторон не намечается. Изви­няться никто не хочет. Что движет руководителями клу­ба, не желающими идти на компромисс. Наверное, не только обида, склонность к кляузничеству и нежелание подставлять левую щеку, имея отпечаток на правой. Речь идет, главным образом, о правилах, по которым живет российский футбол и которые весьма далеки от незыблемости. В нашей колоде не четыре туза, эстоль­ко, сколько нужно сдающему — вот против чего протесту­ют «Спартак» и другие клубы. (Слишком уж много случа­ев, кода положительные решения принимаются необос­нованно в пользу одних, игнорируя интересы других). Поскольку, не прояснив до конца условий и условностей, бессмысленно сидеть за общим игровым столом — обу­ют. Пострадавшему не справедливо клубу не хочется продолжение ситуации, когда решения выносятся под воздействием эмоций или политических сквозняков. Потому что нет никаких гарантий, что подобное не пов­торится вновь. А если нет гарантий, какой смысл тратить деньги, тренироваться, тренировать, заниматься селек­цией и работать над тактикой?

Разбирая инциденты, часто КДК достает из рукава пятый туз, и начинает искать в поступках всех действую­щих лиц умысел и рецидив, ступив на крайне скользкую тропинку. Власть в лице КДК патологически не умеет из­виняться — такое она себе присвоила право, больше по­хожее на болезнь. А это рождает непонимание и про­тест. Пусть не во всех, но во многих, кому не нравится хитро меняющийся прикуп в нашем футбольном префе­рансе. А клуб, который пострадал несправедливо, действительно не прочь зарыть топор войны в землю. Но только после того, как доведет ситуацию до абсурда. Из принципа, из мести, из желания жить в крепком, а не в карточном доме — не важно. Главное, чтобы задуман­ное удалось. При непосредственном участии КДК, разу­меется.

Переход на систему «осень-весна» получился не толь­ко поспешным, но и импульсивным. Рассуждали о стро­ительстве закрытых манежей и стадионов с подогревом зрительских мест, собирались обсудить вопрос всем миром, и вдруг решили — по-ленински: промедление смерти подобно! Сказать, что произошло некое волше­бство, и наш футбол преобразился на глазах, нельзя. В Еврокубках выступали почти как всегда, посредствен­но. Зрителей на стадионах не добавилось. В начале чем­пионата, прошедшего на хороших полях, мы получили давно уже невиданную результативность. В марте газо­ны были уже не те, но все-таки ошибки предыдущего го­да учли. Вот и чемпионат возобновился после зимнего перерыва несколько позже, хотя зима, будто назло, вто­рой год подряд выдалась не мягкой. Вместе с тем, на­до заметить, что синхронизация российского чемпио­ната с подавляющим большинством других, облегчает приезжающим к нам игрокам адаптацию. Все находят­ся на одной волне. Переход на систему «осень-весна» — очень правильный и смелый шаг руководителей нашего футбола. Но в российских реалиях нужно уметь прини­мать смелые решения чаще, чем раз в 20 лет. Так не вер­нуться ли нам все-таки назад? Наверное, не стоит. И главный аргумент — нельзя становиться для всего мира посмешищем, которое не знает толком, чего хочет, и предпочитает не просчитывать, а сразу эксперименти­ровать — авось, нужная химическая реакция получится. Надо строить пресловутые манежи, современные арены. А шарахаться из стороны в сторону не солидно.

Грядет двадцать второй чемпионат России — не иде­альный, но самодостаточный турнир, способный жить без мичуринских опытов по скрещиванию. Новые сюжеты и новые герои уже на подходе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *