Красиво бить не запретишь

В решающей схватке, которая определяла судьбу чемпионского по­яса WBC среди молодежи (до 24 лет), 19-летний боксер из Владикавказа Мурат Гассиев показал не по годам зрелый красивый бокс. И стал чемпи­оном мира среди профессионалов. С чем его от души поздравляет коррес­пондент газеты «Спорт Иристона» Петр Титов, взявший интервью у тр­умфатора.

Мурат, в поединке за чемпионс­кий пояс ты победил боксера из Гру­зии Левана Джамардашвили, кото­рый на целую голову ниже тебя…

Но это не значит, что я, как боксер, выше него на целую голову. Сантиметры — не критерий мастерства. Наши разные ростовые данные предопределили так­тику противостояния двух равных по классу соперников.

В чем особенности этой тактики?

Мой соперник стремился навязать мне ближний бой, в котором он чувствует себя, как рыба в воде. Ну а я старался к себе его не подпускать, держа дистан­цию при помощи ударов. В основном, с левой.

Удары цели достигали?

Да, пару раз левым джебом хорошо попал. После этого Джамардашвили за­метно сник и уже так не рвался в атаку.

-А когда этот парень окончательно «успокоился»?

Уже в первом раунде я смачно при­ложился к его печени; пропущенный удар не выбил Левана из колеи, но пыл его немного остудил. Во втором раунде «ми­шенью» вновь становится печень Джа­мардашвили, а за мгновение до этого — голова соперника.

Ты целенаправленно бил его по печени, нащупав там слабое место?

Пожалуй, да; это делалось осознан­но. Во втором раунде я уже специально целился туда, проведя сперва отвлекаю­щий удар в голову. И когда Джамардаш­вили инстинктивно закрыл пострадав­шую голову, не желая снова подставлять ее под мою перчатку, я нанес плотный удар по открывшемуся в этот момент корпусу.

В общем, ты победил уверенно, «без вариантов» для соперника?

Все вышло так, как я хотел. Вернее, как мы хотели и планировали с тренером. Но для достижения цели пришлось из­рядно попотеть. Провести целую серию спарринг-боев с партнерами, специаль­но подобранными «под Джамардашви­ли». То есть, невысоких, коренастых, плотно сбитых.

И все же бой с претендентом на титул совсем не то, что спарринг-по­единки…

Согласен. И дело даже не в его ре­галиях. Он старше меня на пять лет — ста­ло быть, опытнее. В его послужном спис­ке сорок боев, в тридцати одном из кото-

Какие эмоции ты испытал, поняв, что «классный боксер» тобою повержен?

О, это трудно передать слова­ми… И трудно сказать, что может быть выше ощущений спортсмена, который только что облачился в за­ветный чемпионский пояс. Но, признаюсь честно, эйфории не было. Это было осознание хорошо проделанной работы и оперативно решенной задачи. Впрочем, это ощущение пришло чуть позже, а в тот долгожданный момент, когда бой завершился и на меня надели чемпионский пояс, я не чувствовал ничего. Была какая-то опустошен­ность… И, конечно, усталость: все-таки много сил победе пришлось отдать.

Что было потом?

Потом отдышался, пошел сдавать пробы на допинг… И только часа через три до меня реально дошло, что чем­пионский титул — отныне мой. Именно об этом была первая мысль утром при пробуждении. Но опять-таки без эйфо­рии.

-То есть, ни намека на «головокру­жение от успехов»?

-Абсолютно никакого.

-Какие теперь планы?

-Прежде всего, отстоять завоеванный титул. Маститые боксеры утверждают, что сделать это сложнее, чем добыть чемпионское звание. Что ж, проверю это на деле.

-Когда предстоит новая проверка?

-В соответствии с регламентом защи­щать свой титул чемпион мира по версии WBC обязан два раза в год. В начале чи­новники из федерации сами называют имя и фамилию претендента на мировую корону, а затем уже чемпион выбирает себе соперника. Выходит, первый мой бой в звании чемпиона по боксу по вер­сии WBC состоится с соискателем этого титула, которого мне «назначит» федера­ция.

-И кто же среди твоих возможных соперников?

-Каждый из них мастер очень высоко­го уровня. Очень опасен, например, мо­лодой боксер из Бельгии: на его счету, казалось бы, боев совсем не много — все­го 12, но в одиннадцати из них бельгиец одержал победу нокаутом. Способен нервы потрепать и боксер из Германии; его и бельгийца отличает очень сильная мотивация и сумасшедший настрой на победу.

-Однако вернемся к Джамардаш­вили. Какие трудности пришлось преодолеть, отвоевывая у него чемпионский титул, кроме сугубо спортивных?

-Были препоны психологические: Леван считался изначально фаворитом за счет своего опыта и более высокого места в мировом рейтинге. Кроме того, на пути к цели стоял и ряд чисто органи­зационных моментов, которые вполне могли помешать проведению поединка за чемпионский пояс. К счастью, руководство нашей республики оперативно реши­ло все эти вопросы, в связи с чем огромное спасибо нашему премьер-министру Сергею Керменовичу Такоеву. После таких энергетических затрат, среди которых и физика, и психология, не помешал бы активный отдых.

-Где ты обычно восста­навливаешь силы?

— В Осетии немало живопис­ных мест, где можно отдох­нуть, на время забыв о делах. Один из моих любимых угол­ков — в Майрамадаге: там лес, горы, кристально чистая реч­ка…

-А после отдыха, навер­ное, сборы?

— Да, и сперва они пройдут у нас в горах, а затем за грани­цей. Что касается заграницы, то оба раза это будет берег моря: вначале — в ближнем за­рубежье (в Абхазии), затем — в дальнем (в Черногории и Хор­ватии).

— Поездке на море предшествуют сборы в горах. Какие навыки боксер способен отшлифовать в условиях высокогорья?

-Силу и скорость удара, например: на высокогорье несколько часов мы броса­ем камни, это упражнение помогает в дальнейшем бить более мощно и эффек­тивно. Тренируем и выносливость, со­вершая восхождения.Наконец, в горном разряженном воздухе кровь насыщается эритроцитами — своего рода естествен-

ный допинг, которого хватит на семь-во- семь месяцев.

-Мурат, завоеванию чемпионского титула предшествовал целый ряд очень важных боев. Какой из них за­помнился особенно?

— Пожалуй, поединок с Филиппенко. Это был третий по счету в списке моих боев, длился он 6 раундов, в каждом из которых я владел преимуществом, но не мог отправить соперника в нокдаун: Фи­липпенко боксер вязкий, неудобный, в любой момент готовый идти в клинч. Кстати, он занимается не только боксом, но и кикбоксингом. Особой техникой не отличается, но хорошо держит удар.

Понятие “держать удар” — это, наверное, означает не только побе­дить, но и избежать драки…

Для профессионального боксера — разумеется. Порой важно «не заметить», что тебя пытаются спровоцировать: это касается прежде всего конфликтов на

улице. В такие моменты важно вспом­нить о том, что твои кулаки — твой хлеб на­сущный. С их помощью ты деньги зара­батываешь, и если ненароком всерьез повредишь одну из конечностей в «боях без правил» в темной подворотне, мо­жешь надолго выйти из строя. А это больно ударит тебя по карману.

Кроме того, в качестве «аргумен­та» уличный противник может и пис­толет достать. За примерами ходить далеко не надо…

Вот почему боксер-профессионал должен быть не только спортсменом, но и дипломатом. Уметь «разрулить» ситуа­цию, не ввязываясь в потасовку. Иначе потом себе же дороже выйдет…

-Именно так поступают настоящие чемпионы… Кстати, кто из чемпионов в мировой истории бокса ближе тебе по духу?

-Мой кумир Мухаммед Али. Его крыла­тое изречение «Порхать, как бабочка и жалить, как пчела» я готов сделать своим девизом. Его филигранная техника поис- тине пример для подражания. Впрочем, интересен мне он не только как боксер, но и как общественный деятель, разнос­торонне развитая личность. Кроме бок­са, его многое привлекало в окружаю­щей жизни.

-А что, кроме бокса и твердого на­мерения отстоять завоеванный титул, в окружающей жизни привлекает те­бя?

В свободное время люблю почитать. Мой любимый автор Пауло Коэлью. Меня потрясли его книги «Алхимик» и «Один­надцать минут».

В отличие от названия культовой книги Коэлью, раунд в боксе длится не одиннадцать минут, а всего три. Желаю тебе, чтобы каждая из прове­денных на ринге минут приносила тебе завоеванные очки. А если полу­чится — нокдаун или нокаут, в который ты отправишь очередного соперника.

Спасибо за актуальное пожелание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *